Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Красная Масочка

Исхудавший до безобразия волк лежал в кустах у тропинки и смотрел в сторону деревни.

Тропинка была пуста и замусорена еще прошлогодней листвой. Видно было, что нога человеческая по ней давно не ступала.

"Нет, так жить невозможно. Нужно застрелиться", - тоскливо подумал волк.

Но вместо этого собрался с последними силами и встал на дрожащих лапах.

Пошатываясь и спотыкаясь, он побрел в деревню.

У крайнего к лесу дома волк присел на завалинку, отдышался и поскреб когтями по оконному стеклу.

Занавеска отдернулась, за мутным немытым стеклом замаячило бледное и хмурое женское лицо, что-то спросило, слов сквозь двойные рамы было не разобрать.

- Дочку позови! - хрипло сказал волк.

Лицо пропало, внутри глухо и неразборчиво забубнили, потом скрипнула и чуть приоткрылась входная дверь:

- Чего притащился, серый?

Волк отвечать не стал, спросил сам:

- Ты к бабушке собираешься когда-нибудь вообще?

- Сдурел? Нельзя к бабушке!

Волк скрипнул зубами, тихонько выругался себе под нос.

- Чего сказал?

- Давай, говорю, ваши пирожки! Сам отнесу.

- Ну, погоди тогда...

Через минуту-другую дверь приоткрылась чуть пошире, на крыльцо со скрипом выехала корзинка, накрытая полотняной тряпицей.

- На, держи! Пирожки там, горшочек с маслом - не надорвись, болезный.

Дверь захлопнулась, загрохотал засов.

Волк брел по тропинке, сознание мутилось от запахов из корзинки.

"Может, сесть на пенек - съесть пирожок? - думал он, и сам же себя осаживал: - Нельзя! Терпи, не разменивайся на мелкий куш!..."

К лесной избушке он дотащился уже в сумерках. Постучал.

- Кто там?- удивленно спросил старческий голос.

Волк откашлялся, сглотнул слюну и сказал заученное:

- Это я, внучка ваша. Принесла вам пирожки и горшочек с маслом.

За дверью долго молчали. Потом сказали:

- Ну, дерни за веревочку...

- ...Дверка и откроется! - в радостном предвкушении пробормотал волк и дернул.

Сверху на него обрушился водопад вонючей едкой жидкости. Глаза защипало, перехватило дыхание.

- Что за...! - взвыл волк, скатываясь с крыльца.

- Дезинфекция, дурачок! - ехидно сказал старческий голос. - Только внутрь я тебя все равно не пущу, не положено. А если Красная Масочка чего передать велела - на крыльце оставь и проваливай!

Волк тупо посмотрел на размокшие пирожки, потряс в лапах хлюпающий горшочек и заплакал бессильными слезами.

Тень Колобка

– Может, выйдешь погулять? – робко спросила старуха, посунувшись за линялую ситцевую занавеску на печке.

– Стучаться надо, деревня! – заорал Колобок, зарумянился и быстро спрятал под груду подушек кулинарный журнал со сдобными булочками.

Старуха охнула и сверзилась с приступки, загрохотала чугунками и ухватами, что-то невнятно бормоча.

Старик, сучивший дратву на лавке, смущенно покашлял:

– Ай, и верно, чать! Шёл бы ты уже... – и сам испугался сказанного, умолк и засучил еще проворнее.

– Утвердился я тут, – лениво сказал Колобок. – Сижу на своем квадратном аршине и сидеть буду. Да и куда тут идти-то?

– Да хоть бы и, вот, на тот конечик! – оживился старик.

– Не... – отказался Колобок. – На тот конечик не пойду, там мышка живёт. Отгрызёт еще чего нужное, неровен час.

– Хоть из ворот выйди! – тоскливо предложил старик.

– Я похож на сумасброда? – удивился Колобок. – Один такой ходил из ворот. И где он теперь? Пропал, как и предупреждали!

– Ждут ведь тебя! – с укором сказала старуха.

Под окном вразнобой закричали:

– Колобок, выходи!

капитан алатристе

Страшное проклятие Сирого Волка

- И мне налей, - сказал поумневший Иван.

Кощей налил.

- Что это у тебя за лес тут такой странный? - задал Иван давно мучивший его вопрос. Давеча от мужиков с топорами еле отбились. Ты отказываешься, а они всё суют и суют.

- Проклятый это лес, - ответил Кощей. - Однажды в студёную зимнюю пору перепились дровосеки, бегали вокруг ёлочки, орали "Dead morose!" и ненароком вызвали Угрюмого Мертвеца.

Тут-то всё и началось. Напекла одна девица пирожков, а мать ей говорит: "Иди ты лесом со своими пирожками, я на диете." Та и пошла, а больше её никто не видел - только красную шапочку на тропинке нашли. Изловили тогда дровосеки сирого волка - был тут у нас такой - да, недолго думая, и вспороли ему брюхо. Ничего хорошего они, разумеется, там не нашли - кровь, кишки, забрюшинное пространство, а девицы и следа нет. Захрипел Сирый Волк и, умирая, проклял их страшным проклятием, чтоб рубить им днём и ночью без отпуска, а детям их возить не перевозить.

Увидел я, что пора в тот лес наведаться. Достойно бился Угрюмый Мертвец и ожил, как следует воину - стиснув зубы, с оружием в руках. Дровосеки же продолжали рубить что ни попадя, и, пока вовсе они друг друга не поубивали, заклял я их нестерпимым желанием отдавать топоры первому встречному.

- Как же они без топора-то рубят? - спросил озадаченный Иван.
- Ну, это уже их проблемы, - отозвался Кощей. - Я порядок в лесу обеспечил, а дальше пускай сами как знают. И потом, ты же не думаешь, что у кого-то получится избежать последствий своих поступков?

"Как всё было..."

Ещё затемно она проснулась со смутным ощущением надвигающейся беды и снова заснуть уже не смогла.

Долго ворочалась в сумраке и тишине лесной избушки, сбивая перину комом, пыталась прогнать щемящее чувство тревоги, списать на дурной сон. Не получалось.

Поднялась, со стуком уронив на пол книгу, читаную на ночь, нашарила ногами тапки, накинула стеганый халат и вышла на крыльцо.

Тропинка, убегающая от избушки в чащу, была, разумеется, совершенно пуста. Ни хруста шагов, ни заполошных криков потревоженных птиц. Лес только начинал просыпаться.

"Рань же еще несусветная, дура ты старая!" – укорила она себя и вернулась в избушку. Но уже понимала, что покоя не будет, и ждать она не сможет.

"Сама пойду!" – решилась она. Наскоро оделась потеплее, собрала в корзину пустые горшочки из-под масла, подумала и сгребла туда же несъеденные остатки пирогов.
Сбоку приткнула старую брабантскую вафельницу с длинными ручками, давно собиралась отдать ее для починки нынешнему мужу дочери, и отправилась в деревню.

(а дальше?)

default
  • anomel

Дочки-матери

Старуха лежала на кровати. Глаза полуприкрыты. Худые, обтянутые желтой морщинистой кожей руки, покоились на животе, ладонь в ладонь. Когда-то пышные голубые волосы поседели, поредели, были коротко острижены и сквозь них можно было рассмотреть макушку.
Сиделка приходила в девять утра. Меняла памперс. Обтирала тело старухи влажной салфеткой. Готовила еду. Если старуха засыпала после завтрака – уходила по своим делам, возвращаясь к вечеру: ещё раз поменять памперс и дать лекарство.

Collapse )

– Ты жестока, внучка. Мы такими не были...

Пока шофер выгружал из кузова горшочки с маслом и корзины с пирожками, она, как обычно, курила у крыльца, поглядывала, недобро прищурившись, на лес, где мелькали чьи-то смутные тени.

Затоптав сапогом окурок, коротко бросила шоферу:

– Утром за мной заедешь.

Поднялась на крыльцо, постучала. Старческий голос из-за двери неискренне посоветовал:

– Дерни за веревочку – дверь и откроется!

Она усмехнулась...

"Бабушка, а зачем у тебя такой большой топор?"

– Ты видела нас, девочка, и за это нам придется тебя убить! – твердо сказал старший, хоть губы у него дрожали и побледнели – даже сквозь яркую помаду было заметно.

Красная Шапочка испуганно попятилась к двери, отгораживаясь корзинкой с пирожками.

– А где бабуля? – растерянно спросила она.

я
  • nino56

И снова о Красной Шапочке

- Доченька, ты не забыла, что...
- Надо отнести бабушке пирожки,- привычно отчеканила Красная Шапочка, покачиваясь в такт музыке из наушников.
Вообще-то Красную Шапочку зовут Александра. Просто в детстве мама связала ей шапочку, украшенную огромным красным помпоном. Цвет шапочки был то ли розовый, то ли оранжевый , но ярко-красное пятно помпона напрочь его затёрло.
- Смотри, какая симпатичная девочка в красной шапочке, уж не Катерины ли Никоноровой дочка?- говорили подслеповатые старухи у подъезда.
- Смотри, вон девочка в красной шапочке спокойно играет, не капризничает, как ты!- говорила чья-нибудь мама плачущему малышу.
- Красная Шапочка! Выходи! - звали на улицу подружки спустя годы.
- Красная Шапочка! пойдём сегодня в кино! Билеты куплены!- звали влюблённые мальчишки.
Александра сначала обижалась, но потом привыкла. Красная Шапочка - не самая плохое прозвище среди прозвищ её сверстниц и сверстников. Её друга Серёжу звали Серым Волком, подругу Алину - Лисичкой, а соседа напротив дядю Васю называют Бармалеем, и не потому, что он был страшный и злой, а потому что фамилия у него Бармин.
Прозвище- это как родинка, указывают на отличительную особенность человека, - сказала мама, когда дочка задала ей вопрос, почему все стали называть её Красной Шапочкой.-Александр много, А Красная Шапочка одна!

...- Пирожки ...
- В корзинке на верхней полке, автобус в десять ноль-ноль, бабушке - большой привет!
- Молодец!- сказала мама, чмокнула дочь в щёку и ушла руководить своим большим заводом.

Как только дверь за мамой захлопнулась, Красная Шапочка позвонила Серому Волку.
- Извини Серый, но сегодня я не могу пойти с тобой в кино.Мне надо...
- Что, опять?- почти выдохнул Серый Волк.
- Не опять, а как всегда, - задумчиво произнесла Красная Шапочка. - Пирожки бабушке по воскресеньям- это святое...
- А я?
- Ну не сердись, Серенький, в следующую субботу обязательно сходим.
- В следующую субботу будет идти уже другой фильм. Пойми, это же убойный американский блокбастер. Я с таким трудом билеты доставал...Между прочим, Лисичка, увидев билеты, мне в партнёрши набивалась,- Волк попытался сыграть на тонких струнах самолюбия и ревности.
- Вот и сходи с ней. И фильм посмотришь, и билеты не пропадут, - с убийственным спокойствием ответила Красная Шапочка и положила трубку.
" Нет, с этим надо что-то делать, -подумал Волк, держа в руке телефонную трубку, откуда доносились насмешливые короткие гудки.-Почти каждое воскресенье она едет за город и везёт старушке эти чёртовы пирожки. Ни в кино сходить, ни погулять толком. Друзья смеются, мол, когда же ты нас познакомишь со своей Красной, распрекрасной..."
Серый Волк положил трубку, покосился на билеты, выглядывающие из кармана новенькой куртки, вздохнул и задумался.
Красная Шапочка достала корзинку, и, взглянув на часы, подошла к зеркалу. Из зеркала на неё смотрела миловидная синеглазая девчушка-подросток, белокурые локоны которой выбивались из-под красной банданы, подаренной ей Серым Волком. "Конечно, Лисичка с её веснушчатым носиком и рыжими огненными волосами вряд ли понравится Серому Волку, но кто знает, кто знает...Нет, с этим надо что-то делать!" - и девочка, показав зеркалу язык, решительно сдёрнула бандану и надела красную вязаную шапочку в стиле а ля капор, подаренную ей бабушкой.
- Пора! - сказала она сама себе, схватила корзинку, хлопнула дверью и почти вприпрыжку сбежала с лестницы.

Collapse )
капитан алатристе

О том, как Иван-царевич ходил за Жир-птицей

Иван-царевич вторую неделю скитался по пустыне. Батюшка его, царь Иван Грузный, призвал его к себе на прошлых выходных, долго рылся в костяном ларце, пыхтя и отдуваясь, и наконец вручил ему довольно обыкновенное чёрное перо, сопроводив свои действия отеческим напутствием:

- Нет мне за столом достойного сотрапезника, и оттого моему царскому сердцу происходит печаль великая. Сие, Ваня, есть перо Жир-птицы. Обитает она, по слухам, во льдах, тело имеет жирное, а летать не может вовсе. Характером же обладает комическим и несуразным и аппетит имеет хороший. Короче, отправляйся-ка ты, сынок, в тридесятое царство и привези мне сию диковинку, а перекусить тебе в дорогу уже уложено.

Хочешь не хочешь, а пришлось выполнять царскую волю. Однако самодельный навигатор, сделанный на коленке из блюдца и яблока, непонятным образом завёл Ивана в пустыню, где от края до края простирались пески и лишь изредка на горизонте с бешеной скоростью проносился караван горбунков, за которым клубился чёрный смерч странной формы, расширявшийся кверху и чем-то напоминавший рог изобилия.
Пригорюнившись, Иван присел отдохнуть возле чахлого кустика, надеясь укрыться в его тени, и обнаружил на ветвях небольшую птичку размером с крупного воробья, которая с любопытством на него поглядывала.

- Гамаюн,- представилась птичка, увидев, что Иван обратил на неё внимание.- Птиц с человеческим лицом. Указываю дорогу, поверхностно знакомлю с историей края и предсказываю будущее для слабонервных. За чисто символическую плату. Вопросы есть?

- Два,- сказал Иван.- Почему с человеческим лицом и почему птиц. Ну, и что за труды возьмёшь.

- Потому что самец гамаюна,- объяснил собеседник.- А с человеческим лицом - это фигуральное выражение. Стервятника, к примеру, так не назовёшь. А я птиц беззлобный. Насчёт оплаты..ну, там договоримся. Кстати, а что это ты без коня?

- В прошлый четверг ещё пал,- вздохнул царевич. - Пал духом и не захотел идти дальше. Пришлось оставить у провинциального психотерапевта.

- Тц-тц-тц,- Гамаюн сочувственно пощёлкал клювом. - Вот они, царские-то кони. На вид хороши, а копни поглубже - ни выносливости, ни туши.. Ну да ладно. Зачем к нам пожаловал?

Collapse )
половина

сестрица Аленушка и братец Иванушка



Сестрица Аленушка и братец Иванушка шли по лесу. Их маменька приболела немножко и послала детей к старушке травнице одиноко живущей в лесу. Бабку по традиции называли Бабой Ягой. На свамом деле это была милая старая женщина и ничего общего с той канонической Бабой Ягой не имела. Варила лекарственные зелья для окрестного люда и тем жила. У Аленушки с собой был узелок с пирожками и пара монеток завернутых в тряпицу в уплату за лекарство. Откуда у деревенских деньги? Народ жил с огорода да скотинка какая у кого была. День был жаркий и скоро братец Иванушка стал жаловаться:
- Сестрца, я пить хочу".
- Погоди сейчас придем к бабке, там напьешься" отвечала Аленушка.
- Сестрица, пить хочу, не дойду я".
По дороге им попалась лужица. Вода с виду чистая, только в середине отпечаток козлиного копыта.
- Аленушка, я напьюсь
- Не пей, Иванушка, козленочком станешь.
Но мальчик уже не слушал, опустился на колени и жадно напился воды из лужи. И тут... ничего не случилось.
- Ну вот, сеструха, а ты боялась - весело сказал Иванушка и бодро пошагал дальше. Вскорости дошли они до избушки травницы.
- Здравствуйте бабушка - поздоровалась Аленушка.
- Здравствуйте детки - приветливо откликнулась Яга - случилось что?
- Матушка у нас приболела - сказала девочка - За лекарством послала.
- Ну проходите в горницу, сейчас разберемся.
Дети прошли в дом, Иванушка сразу уселся на лавку, цапнул из котомки пирожок, развалился и плюнул на пол.
- Ты, бабка, давай самое лучше лекарство - бесцеремонно заявил Иванушка, взял второй пирожок и еще раз сплюнул на пол.
Аленушка с удивлением посмотрела на братца, она не узнавала всегда скромного и тихого Иванушку.
- Что ты, милок неприветливый такой - спросила бабушка - Али обидела тебя чем?
- Конечно - заявил Иванушка и стянул еще один пирожок - деньги дерешь, да еще неизвестно что за травки подсунешь.
Очень обиделась старушка, но по доброте душевной не могла отказать в помощи. Дала ребятам травки лечебные да проводила за порог.
- Ты что Иванушка, зачем бабушку обидел - сказала Аленушка.
- А что она, наживается на нас. Раскулачивать ее надо - зло ответил Иванушка.
- Ну ты братец и КОЗЕЛ!
Ой! Подумала девочка, так вот как водица из лужи действует.