Ужас болотной топи - 2

Самая смелая осторожно раздвинула камыши, высунулась и оглядела трясину.

– Там? – нетерпеливо зашептали сзади.

– Куда он денется...

– А что делает-то? – захлебывались от жаркого любопытства подруги.

– Сидит, – пожала она плечами.

Сзади аж застонали.

– Тихо вы! – шикнула первая, пошарила перепончатой лапкой вокруг, нащупала камешек и запустила в дальний угол болота.

Раздался громкий всплеск.

(Иван прыгнул на звук)

"Уж больно ты грозен, как я погляжу!"

Иван проломился сквозь кусты и оглядел болото.

Посреди трясины на кочке сидела и что-то грызла огромная собака.

Глаза - как плошки. И светятся. Сама вся - тоже.

Собака посмотрела на Ивана, отложила ногу в ботинке, утерла губы и сказала:

– Ну?

– Даже и не мечтай, – сказал Иван. – Я совсем по другому делу.

Собака ухмыльнулась.

– А жаль, – сказал она. – Так чего пришел, говори?

– Годи! – сказал Иван. – Сейчас...

Он огляделся, выбрал место посуше, сел и развязал походный мешок. Порывшись, достал оттуда и показал собаке огниво.

– Спасибо, не курю, – вежливо сказала собака.

– Да я и сам это зелье не очень, – сказал Иван. – Так только, иногда, когда в шахматы много проиграю. Тут другое...

Собака заинтересовалась и села поудобнее...

(а дальше?)

«Так не доставайся же никому!»

Иван продрался сквозь камыши, оглядел заболоченное озерцо и помахал рукой.

Лягушка в ответ разулыбалась и тоже помахала зажатой в лапке стрелой.

Кряхтя, Иван разулся-разделся и полез в воду, целоваться.

Вода была холодной и мутной.

Загребая ил ногами, Иван добрел уже до середины, когда сзади окликнули:

– Эй, ты куда это?

Иван обернулся. В камышах стояла, подбоченившись, Марья Моревна.

Пока Иван соображал, что ответить, она тоже огляделась, увидала надувшуюся и тоже подбоченившуюся лягушку, всё поняла.

– Паразит ты, паразит, – с надрывом начала она. – А помнишь, что ты мне говорил?...

На другом берегу затрещали кусты. Тяжело дыша и высунув язык, к воде припал Серый Волк, начал шумно лакать.

Елена Прекрасная неторопливо спешилась, откашлялась и немедленно присоединилась к Марье на тон выше:

– ...Ты какие клятвы мне давал, а?

Волк, напившись, виновато посмотрел на Ивана и развел лапами.

Сверху в воду с шумом и плеском бухнулась голубица, вынырнула, обернулась красной девицей, сбросила с белого тела сорочку...

(читать дальше)

"Тепло ли тебе, девица, тепло ли, красная?.."

Шахерезада прокляла ту 1002-ю ночь, когда восточные сюжеты закончились, и она сдуру начала рассказывать Шахрияру русские народные сказки.

Шахрияр пришел в бурный восторг. И то сказать, залежался он без дела, слушая этот сплошной рахат-лукум в клубах кальяна. Гиподинамия уже замучила.

А тут сразу повеяло свежестью, иногда даже морозцем по коже. Оценил Шахрияр по достоинству и широкие возможности насчет ролевых игр.

Теперь он сам активно включался в действие и даже руководил, требуя повторять особо понравившиеся сюжеты...

(читать дальше)

"Купаться запрещено!"

Василису, хоть она и считалась Премудрой, сгубило желание всегда и во всём быть лучше жён старших царевичей.

Мало ей было, что и караваи у нее пышней, и ковры узорнее, и танцы виртуозные, с голограммами... Нет, подавай ей сплошное цициус, альциус, форциус!

Бывало, пойдут купаться на реку, затеют плавать наперегонки - так она обратно в лягушку перекинется и шпарит брассом от берега к берегу, пока те плюхают с визгом по-собачьи.

Ивана эти метаморфозы сильно беспокоили, как чуял беду. Он даже самолично по берегу бегал, таблички запретительные ставил - и "ОСВОД предупреждает", и "За буйки не заплывать!", и даже вовсе "Купаться запрещено!", да куда там...

И вот однажды старшие невестки сговорились и говорят: "Ну, Васька, спору нет - по-лягушачьи ты плавать мастерица. А вот давай, кто глубже нырнет и дольше на дне просидит!"

Василиса только усмехнулась над глупостью их, совсем подвоха не почуяла...

(читать дальше)

"С волками жить – по-волчьи выть"


Так бабушка любила приговаривать, выходя замуж в очередной раз.

Не та, что в лесу, которой пирожки и горшочек с маслом. Вторая бабушка, городская.

То есть, городской она стала не сразу, конечно. Это уж когда ее первый муж, дровосек Вук помер...

Его в лесу деревом придавило, а бабушки, как на грех, рядом не оказалось. У бабушки были большие руки, стволы с места на место таскала только так. При желании могла бы деревья без топора валить. Очень Вук её за это уважал.

...В общем, бабушка немного погоревала-погоревала, а потом и вышла замуж за городского охотника Вольфганга.

Он к ней и раньше клинья подбивал, еще при живом Вуке. Всё восхищался: "Ах, ах! Отчего у вас такие большие глаза? Вы, верно, очень метко ими стреляете. А, давайте, я научу вас охотиться..."

Охотник тоже на этом свете не зажился...

(читать дальше)

Алая Шапочка очень любила своего дедушку...

...Хоть никогда его и не видела.

А бабушка рассказывала о нём скупо.

"Он уплыл, но обещал вернуться", - коротко отвечала она всем любопытным в их приморской деревне.

Те смеялись у нее за спиной и крутили пальцем у виска. Бабушке это надоело, оттого она и переехала с побережья в избушку в чаще леса. Там мама Шапочки и родилась.

Потом мама выросла и вышла замуж в деревню за папу. А бабушка так и осталась в лесу, привыкла. "Дедушка меня и здесь найдет, - говорила она. - Совершенно необязательно торчать на берегу, как дура".

На память о дедушке у бабушки осталось только много обрезков красной материи. Из них она и сшила сначала дочке плащик с капюшоном, а потом, когда он истрепался, шапочку внучке.

А больше ничего дедушка и не оставил. Ни трубки, ни капитанской фуражки, ни фотокарточки. Поэтому Алая Шапочка каждый раз представляла дедушку по-разному.
(читать дальше)

Принцесса в горошинку

– Что это вы делаете в моей постели, принц?! – удивилась принцесса.

Принц засопел, выбираясь из-под перин. Выпрямился, отряхнул пух и перья и протянул принцессе раскрытую ладонь:

– Вот. Еле достал.

– Что это? – заинтересовалась принцесса, переложила зубную щетку в другую руку и взяла с ладони принца горошину.

– Горошина, – тихо сказал принц. – Мама подложила.

– А зачем? – повертела сморщенный твердый шарик принцесса. - Амулет, что ли, какой?

(читать дальше)

Как пройти квест с корытом?

И когда вконец изможденный старик забросил невод в триста шестьдесят второй раз, Золотая Рыбка не выдержала.

– Дурачина ты, простофиля! – со вздохом сказала Рыбка, устраиваясь в тине поудобнее. – Таким путем ты никогда не пройдешь этот квест, всё время так и будешь возвращаться к разбитому корыту.

– Ну так кинь подсказку, – хмуро предложил старик. – От тебя же шиш дождешься, окромя как хвостом по воде.

– Правильно, – кивнула Рыбка. – На том уровне подсказывать уже поздно. Как черная буря и сердитые волны – считай, ты уже обнулился. На колу мочало, начинай сначала!

Старик горестно всхлипнул.

стид

Учебная тревога

- Да не звал я волков! И не обманывал никого! Тренировка это была, понимаете? Учебная тревога. А то вдруг и правда волки нападут, надо же знать, за сколько времени жители соберутся и что предпримут. Я-то издалека пришёл, недавно нанялся пасти, здешних обычаев не знаю. А что, и правда, за столько лет ни разу не нападали волки на стадо? Может и нет в лесах этих никаких волков? Откуда я знаю, может, охотники истребили. Теперь-то знаю, что есть.

***

- Есть там волки. Самолично зимой следы видел. Но не ходим мы на волка. На медведя ходим, на лису, особливо если курятник разорит. А на волка нет, не ходим. Издавна так повелось. Мы на них не ходим, а они стадо наше не трогают. У соседей, может, и трогают, а у нас - нет. Если заезжие охотники и промышляют, то не наша вина. Вот потому и не трогают. Да пастушок глупый, не чтобы спросить, а он решил нас проверить. Нет, не били мы его, даже не пошли на крик, все знают, что если и появится волк у нас - зла не сделает. Ну откуда мне знать, почему? Волк хоть и животина, а понятия имеет. Поумнее некоторых пастушков будет.

***

- Вы на пастушка сильно не серчайте. Если честно, то я его подбил, про учебную тревогу рассказал. Да, ходят и среди нас, охотников, россказни, что не трогают волки стада этого селения. Потому и удивился, что на крик про волков не жители пришли, а волки. Конечно на дерево залез, это ведь волки!

***

- Это селение когда-то основал волк свободного племени, усыновлённый стаей, но вернувшийся к людям. Мы поклялись не трогать стада того селения. А основатель селения заповедал жителям не ходить на нас. Мы их по запаху узнаём. Каждый человек имеет свой запах и каждый скот носит запах своего хозяина. Но у всех них есть частичка запаха того волка. Так и узнаём. А пастушок по запаху нездешний. Проучили мы его, чтобы без дела нас не звал. Не до смерти, что мы, звери, что ли? Легонько, до свадьбы заживёт. Да, есть у него зазноба, в этом селении живёт. А вы думаете, просто так пастушок сюда нанялся?